Неизменные 6 утра. Сегодня я рада будильнику как никогда — сон на жестких матах был беспокойный, боль в мышцах усилилась. Справа от меня встает Душица и жалуется на сильнейшую боль в ногах. Она не спала всю ночь и сегодня планирует идти очень медленно. Слева от меня Мариюс заканчивает упаковывать вещи в рюкзак. У него на этот день грандиозные планы — пройти 50 км. Мы прощаемся с ним и желаем друг другу хорошего пути. 


Рюкзак собран, завтрак съеден. Я делаю первый шаг за порог приюта и тут же хочу вернуться обратно. Ледяной ветер пронизывает до костей. На мне одета вся одежда, которая есть у меня в наличии, но этого несомненно не достаточно. Прогноз на день показывает +8°С, и меня это совсем не радует. Единственный выход из ситуации — идти как можно быстрее.


Я практически бегу по дороге, прижимая к ушам поля панамы. Вспоминаю, как вчера с Мариюсом подшучивали над другими паломниками из-за того, что они мерзнут. Мы ведь северные люди, знаем, что такое настоящие морозы. Вот и возмездие. Холод не позволяет останавливаться — в минуту промедления он начинает проникать под тонкие слои одежды и сковывать мышцы. Уши от ветра начинают невыносимо болеть, будто их непрестанно ранят осколками стекла. Я пытаюсь соорудить из футболки шапку, но толку мало. Поэтому я просто бегу вперед, пытаясь отвлечь себя пением.

И вот я наконец вбегаю в Вильяфранку-Монтес-де-Ока. 28 км пролетели перед глазами стрелой, оставив в памяти только усыпанные маками холмы, парящих над церквями аистов и обжигающие порывы ветра. В деревушке я узнаю, что муниципальный приют закрыт, и единственное место, где можно остановиться — изысканный отель. Я стою в холле и смотрю на окружающее меня великолепие с непониманием. Для кого его здесь построили? Вокруг нет достопримечательностей, мы находимся в глубинке Испании, и единственные посетители — это паломники, большая часть из которых экономит на всем.


Меня заселяют в общую комнату, которая на порядок лучше, чем в других приютах. С каждым часом прибывают новые лица, а также знакомые с моего пути: Рассел и Пени, филиппинец с эфиопцем и многие другие. Я изучаю свои записи о следующем этапе пути и нахожу информацию об альтернативном маршруте, который немного длиннее, но на нем можно посетить шахту XIX века. Я проверяю информацию в интернете — да, шахта действительно есть, и она достойна посещения, но это можно сделать только в компании от 10 человек с предварительной записью. Вокруг меня столько удивительных людей, не верю, что никому из них не интересно совершить путешествие в недра земли! Я начинаю агитацию, к сожалению, бесполезную. Поэтому принимаю решение отправиться к шахтам в одиночку и присоединиться к какой-нибудь группе, которая наверняка будет у входа с кассами. С этой мыслью я отправляюсь спать.

Утро. За окном завывает ветер. Я встаю и привычными движениями собираюсь. Выглядываю на улицу — ситуация еще хуже, сегодня к ветру и холоду присоединился дождь. Сижу за завтраком в компании немца. Смотрим на его планшете прогноз погоды. Главное пережить сегодняшний день, и погода улучшится. Как могу откладываю выход из теплого здания. Но дольше тянуть нельзя. Натягиваю дождевик и выдвигаюсь.


Сразу за выходом из отеля начинается резкий подъем в гору. Я медленно поднимаюсь наверх, борясь с порывами ветра и дождем, бьющим в лицо. Сейчас как-никогда хочется найти компанию для пути, чтобы отвлечься на разговоры. Мое желание исполняется буквально через 5 минут — я догоняю немца, с которым мы завтракали. Завязывается разговор. Имя моего сегодняшнего компаньона — Кристоф. На Камино он во второй раз: первый раз он преследовал спортивные цели, теперь он просто хочет побыть наедине со своими мыслями. Мы идем и беседуем о его работе. Он создатель инновационного стартапа. Поэтому неудивительно, что наша беседа начинает затрагивать тему будущего: какие профессии будут актуальны, какие навыки необходимо развивать в себе уже сейчас, чтобы выжить в стремительно развивающемся мире, кто имеет преимущество, с какими проблемами столкнется человечество. За такими увлекательными разговорами время пролетает незаметно, а дождь стихает. Мы входим в Атапуэрку, и здесь наши пути расходятся — Кристоф идет со всеми пилигримами, а я иду другой дорогой в сторону шахт. 


Я вхожу в деревню, где расположены шахты, и начинаю искать какие-либо указатели. Но нахожу только шахтную вагонетку посередине маленькой площади. Я пытаюсь зайти в церковь, но она закрыта. Ищу альберге, кафе или магазин, но и они на замке. Вокруг ни души, деревушка будто вымерла. Я брожу по ней уже полчаса и на окраине, в автомастерской, наконец-то вижу первого человека. Я подбегаю к нему и с первых же слов понимаю, что он не знает английский. Я говорю ему по-испански название шахты, и он мне начинает знаками показывать направление. Азимут ясен, но полного представления о том, как туда добраться, у меня нет. Я надеюсь, что по пути появятся указатели, или, возможно, я встречу кого-нибудь еще. Я бреду в одиночестве по песчаной дороге, по сторонам меня окружают карьеры со спецтехникой. Я дохожу до разрушенного здания, похожего на вход в шахты. Недалеко от него появляются тропинки, уходящие в лес на склоне. Интуиция подсказывает, что именно там я могу найти входы в шахты, и я решаю это проверить. И действительно, я их нашла. Железные двери и таблички об охране с видеокамерами. Я проверяю входы шахты один за другими, везде ситуация повторяется. Бинго! Вход за деревянной калиткой, с замком, который легко отпереть, и без устрашающих табличек. Оставляю рюкзак снаружи, достаю фонарь и начинаю двигаться по лазу с довольно низким потолком. Но и здесь разочарование — я упираюсь в тупик через несколько метров. Я выхожу и понуро иду в сторону деревни. 


Вернувшись в деревню, я понимаю, что мне предстоит возвращаться той же дорогой, потому что я не могу найти ни одного указателя в нужном мне направлении, и вокруг все также ни души. Я возвращаюсь к месту, где мы распрощались с Кристофом. 10 км пройдены лишь для того, чтобы иметь историю о том, как я пыталась безуспешно посетить шахты. Но я хотя бы совершила эту попытку и теперь не буду мучаться от сомнений "а что, если...".


Я поднимаюсь в гору по крупным неустойчивым валунам. Слева от меня — военная база за колючей проволокой, впереди, на вершине, виднеется крест — интересное сочетание. Утомительный спуск. Впереди еще 6 км пути до деревни, где я еще надеюсь найти приют, несмотря на то, что я потратила драгоценное время на поиск шахт. Силы на исходе, поэтому я захожу в первый же альберге, встреченный на пути. Выбор оказывается очень хорош: маленькая домашняя гостиница с 20 кроватями на весь приют, бассейном (расстроенный взгляд в сторону хмурых туч, принесших ледяной ветер) и ужином в приятной компании. И несколько часов спустя я погружаюсь в волны умиротворения, укутываюсь пледом, сажусь на террасу с книгой и там провожаю этот прекрасный и насыщенный день.