6 часов утра. В одиночестве стою у дверей кафе, ожидая его открытия. В этом городе рюкзаки отправляют отсюда. Ну не странно ли? Обычно я выхожу в путь раньше, но сегодня я вынуждена дожидаться хозяина кафе, который отправит мой рюкзак. 6.15 Он задерживается. Читаю книгу. 6.30 Слушаю музыку. Начинаю мерзнуть на прохладном ветру. 6.45 Хожу вдоль кафе, пытаясь согреться. Заглядываю в темные окна, пытаясь разглядеть движение внутри (вдруг кафе открыли с противоположной улицы). 7.00 Даю себе обещание больше не пользоваться этим сервисом — ожидания и переживания о рюкзаке на протяжении дня изматывают, к тому же я уже практически восстановилась. 7.15 Кафе открывается, я оставляю рюкзак и отправляюсь в путь.
 

Я практически бегу. Необходимо быстрее согреться. И в то же время пройти как можно большее расстояние до наступление жары. На первых километрах этого забега встречаю моих знакомых австралийцев. Делимся планами на день. Я рассказываю им о приюте в Граньоне — мой путеводитель сообщает о том, что это одно из самых атмосферных мест на пути, поэтому я планирую преодолеть сегодня 29 км. Рассел и Пени говорят, что это звучит заманчиво, но они наверняка не пройдут такое расстояние и остановятся раньше. Мы прощаемся, и я снова ускоряюсь. 
 

Бескрайние поля. Опустошение в мыслях. Вынужденная задержка в начале дня выбила меня из колеи. Не люблю, когда что-то идет не по плану. Но этим и хорош Camino — он учит непредсказуемости жизни. Навстречу бежит человек. Какие спортивные иностранцы — бегают по утрам! 20 минут спустя встречаю грустную девушку, сидящую на рюкзаках на краю дороги. Спрашиваю, могу ли я чем-нибудь помочь. И слышу историю о том, как ребята забыли паспорт в предыдущем городе, и ее парень уже побежал за ним. Видимо это был не спортивный испанец, а забывчивый пилигрим. Бывает и так... Иду и размышляю — не пришлось бы мне так же возвращаться на 30 км, если я не найду свой рюкзак в Граньоне. На мой взгляд, немного опрометчиво оставлять его в кафе незнакомому человеку и надеяться увидеть его снова.
 

Пробегаю мимо еще двух пилигримов и слышу, как меня зовут по имени. Душица! Знакомит меня с Мариюсом из Норвегии. Завязывается разговор, который не прекращается до окончания дня. Мы делимся забавными историями из наших путешествий, жизненным опытом, наблюдениями, ... Входим в деревню Сируэньа и завтракаем в ресторане при гольф-клубе. Как бонус, получаем вид на поле, по которому не спеша перемещаются гольф-кары и люди с клюшками. Позже мы бредем по недостроенному и почти незаселенному элитному поселку. Отсутствие людей, пустые бассейны, вывески о продаже... Все это последствия кризиса 2008 года.

Снова в пути. Мимо проносятся километры, незамеченные за нагромождением слов. Мы обсуждаем книги и фильмы, отношения с людьми и значимость карьеры, предназначение и увлечения. Кажется, будто этот разговор никогда не сможет себя исчерпать. Мы приходим в Санто-Доминго-де-ла-Кальсада. Душица с нетерпением ждала этого города — она хочет посетить кафедральный собор в честь необычного отшельника Доминго Гарсия, который жил в этих краях. История жизни будущего Святого напоминает запутанный клубок, где правда переплетена с вымыслом. Добрые дела и чудеса, за которые его почитали, не прекратились и после его смерти. Вот самая известная легенда:


В XIV в. молодой немецкий юноша по имени Угоннель и его родители совершали паломничество в Сантьяго-де-Компостела. На постоялом дворе, где остановились немцы, работала девушка, чье имя История сочла недостойным упоминания. Молодая женщина, увидев северного красавца (наверняка стройного блондина), немедленно воспылала страстью и буквально набросилась на юношу. Однако жар ее желания не растопил северный лед, что очень разозлило девицу. Любовь перешла в ненависть, и черноокая иберийка быстро придумала, как извести холодного арийца. Женщина спрятала в плаще паломника серебряный кубок и обвинила его в воровстве. Родители юноши и Угоннель уже выходили с постоялого двора, когда явились стражники. Они обыскали странников и обнаружили улику там, куда ее спрятала разъяренная девица. Без лишних разбирательств молодого паломника признали виновным и приговорили к повешению. Отец и мать не могли ничего сделать, кроме как просить помощи у Сантьяго. Когда же они подошли к виселице, чтобы сказать последнее прощай повешенному сыну, то неожиданного услышали его голос. Угоннель говорил, что жив, благодаря заступничеству Святого Доминго, который поддерживает его тело в воздухе. Обрадованные родители немедленно бросились в дом королевского наместника. Однако коррехидор, выслушав невероятную историю, рассмеялся им в лицо и произнес знаменитую фразу: «Ваш сын так же жив, как эти петух и курица, которых я намеревался съесть, прежде чем Вы ворвались сюда». Каково же было удивление невозмутимого чиновника, когда жареные птицы неожиданно соскочили с блюда и начали петь и весело кукарекать».


После этих легендарных событий на гербе города появились петух и курица. А в кафедральном соборе построили уникальную капеллу «Курятник», где содержатся живые петух и курица. Конечно, мы не можем пройти мимо такого необычного места и сразу же по прибытии в город направляемся в собор. Санто-Доминго огромен! Мы ходим от одной капеллы к другой, проходим через все галереи с картинами и скульптурами местных мастеров. Но никак не можем найти Курятник. Мы слышим кукареканье и пытаемся ориентироваться по звуку. Но местонахождение птиц неизменно ускользает от нас. Мы делаем первый круг по собору, второй... И только при помощи других людей находим капеллу над нашими головами высоко в стене.

 

Достопримечательности города осмотрены, курс на Граньон! Сегодня мои спутники планировали  остановиться в других городах: Душица — раньше, Мариюс — позже. Но мои рассказы о приюте в церкви заставили поменять их решение. И вот мы снова в пути. Мариюс рассказывает о своем опыте на Camino. Первая его попытка, 2 года назад, была неудачной — он получил травму и был вынужден сойти с маршрута. Это вторая попытка, и обратный билет на самолет его очень подгоняет — Мариюс планирует проходить каждый день не менее 40 км. Поэтому уже завтра наши пути разойдутся.
 

Следуя указаниям местных, в Граньоне на главной (и кажется единственной) площади мы находим церковь San Juan Bautista и приют при ней. Поднимаемся по старой винтовой лестнице и оказываемся в очень необычном месте. На втором этаже — комната с матами. Видимо, именно на них нам предстоит сегодня спать. Этажом выше мы находим волонтеров этого приюта, которые нас радушно встречают. Мой рюкзак снова потерян. Мне сообщают, что никаких рюкзаков сегодня не прибывало. Я в растерянности. Но спустя 10 минут находится волонтер, который получил мой рюкзак, убрал его в дальнюю комнату и забыл об этом сообщить остальным. Заполняем регистрационный журнал и отправляемся приводить себя в порядок после долгой дороги.


Всего лишь за час атмосфера в приюте стала практически праздничная. К нам присоединились Рассел и Пени, Рольф и Даниэль, и еще несколько человек, с которыми я уже пересекалась на этом пути. Я испытываю чувство единения со всеми — мы общаемся как лучшие друзья, которые давно друг друга не видели. Вокруг объятия, смех, музыка... Мариюс нашел здесь укулеле. Как по волшебству, из его рюкзака появилась стопка листов с текстом песен и аккордами (в следующем крупном городе он собирается купить себе укулеле). И теперь он сидит в компании двух парней, которые ему подпевают и аккомпанируют на гитаре. А я не могу остановиться от фотографирования этого приюта — здесь все необычно! Но спустя какое-то время и я тоже окунаюсь в музицирование — в обеденном зале я нахожу фортепиано и ноты. После игры на этом инструменте я разучиваю несколько песен на укулеле под руководством Мариюса. 


Волонтеры приюта приглашают нас к столу. Настоятель приюта сообщает, что сейчас мы будем читать молитву перед едой. Открывает перед нами табличку с текстом на английском языке, включает музыку и начинает зачитывать молитву в стиле рэп. Используя указку, он акцентирует наше внимание на произносимых словах. Мы пытаемся успевать за ним, но неожиданность происходящего вызывает у нас волны смеха, поэтому мы все время сбиваемся.

Ужин. Я сижу рядом с новыми знакомыми — молодожены из Ирландии. Я забываю о разговоре, восторгаясь вкусом новых для меня блюд, а временами теряю интерес к еде, увлекшись общением с соседями по столу. После десерта мы дружно убираем со стола и спускаемся за настоятелем на второй этаж приюта, в комнату, где мы расположились. Перед нами открывают старинную дверь, спрятанную в нише. Переступив порог, мы оказываемся в хорах, на балконе закрытой и темной церкви. Волонтеры зажигают свечи, и мы рассаживаемся по кругу. Передавая свечу, мы рассказываем о том, что привело нас на этот путь, делимся сокровенными мыслями. Я благодарю Camino за те чудеса, которые он дарит, за людей, с которыми он меня знакомит и за уроки, которым он меня учит. Меня переполняют чувства и мысли, на глазах выступают слезы. Для меня действительно очень важно быть здесь именно сейчас, в окружении этих людей. Я благодарна тому, что обстоятельства заставили меня начать путь позже, чем я планировала. После того как все высказались, мы погружаемся в молчание и свои собственные переживания. Несмотря на умиротворенную атмосферу в церкви, у меня в душе свирепствует ураган мыслей и чувств. И он находит свой выход — мы начинаем обнимать друг друга и благодарить за нашу встречу, наши слова и этот день. Рольф и Даниэль спускаются на первый этаж церкви и погружаются в молитву. Мы же возвращаемся в нашу комнату и засыпаем под пение псалмов Рольфа и Даниэля.